ДЕТСКАЯ НЕВРОЛОГИЯ, ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХИАТРИЯ

ДЕТСКАЯ НЕВРОЛОГИЯ, ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХИАТРИЯ

Подписывайтесь на канал *ТЕЛЕГРАМ ТАМ! или наберите в поиске мессенджера "телеграм" - nervos

☼ Это территория здоровых нервов и спокойных мозгов! Необходимая информация для родителей из первых рук, работает по принципам доказательной медицины и здравого смысла


А ВЫ это знали?? «Среди дошкольников психические аномалии развития - 60% от общего числа учащихся, у школьников – 70-80%», – из выступления директора Центра психиатрии и наркологии им. Сербского Зураба Кекелидзе на пресс-конференции, посвященной Всемирному дню психического здоровья 9 октября 2015г. (ТАСС и РИА Новости)

ТРЕВОЖНЫЕ РАССТРОЙСТВА И СТРАХИ У ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ (2)

 
Частота и причины тревожных расстройств


      Тревожные расстройства в детском возрасте встречаются очень часто, они уверенно занимают почетное второе место по частоте после расстройств поведения у детей. В той или иной степени, тревожные расстройства нарушают жизнь, приблизительно у 5-10% детей и подростков, чаще встречаются у девочек. В последние 20-30 лет существенно возрастает количество тревожных детей и подростков, немаловажную роль в этом росте играет усиление в геометрическое прогрессии объема новых информационных потоков.
Происхождение, причины и механизмы тревожных расстройств разнообразны и сложны. На первых местах, без сомнения, расположились наследственные факторы. Генетические риски тревожных расстройств впервые были достоверно доказаны при исследовании поведения близнецов, имеющих идентичные характеристики генома. Имеется немало мудрых народных пословиц на это тему: «яблочко от яблони…», «это у него в крови…», «всосал с молоком матери...» « от осины не родятся...» и т.д. В настоящее время, уже определены некоторые гены, предположительно, связанные с повышенным уровнем тревожности и  склонностью к развитию тревожных расстройств. Известный факт, в тревожных семьях намного чаще встречаются тревожные дети, и высокая тревожность передается из поколения в поколение. Как правило, для детей и подростков с повышенной тревожностью характерны: снижение самооценки, мнительность и застенчивость, чувство своей неполноценности, слабая предприимчивость и плохая переносимость критики при развитом чувстве долга, ощущение превосходства окружающих над собой.
Своеобразие и особенности нервной конституции некоторых детей уже в грудном возрасте позволяет увидеть намного более яркие и сильные проявления тревожности, боязливости и раздражительности, и более частые болезни, чем у других младенцев.
      Тревожные черты характера, в частности, торможение поведения в ответ на новую информацию и новые впечатления, проявляются у таких детей робостью, отсутствием лёгкости и непринужденности в общении, страхами новизны, уходом в себя, бегством от трудностей,  развитием стресса.
Тревожная настроенность подобных детей толкает их внимание и заинтересованность в сторону значительного повышения чувствительности к возможным угрозам, они чаще и легче, чем обычные дети, трансформируют многозначные раздражители в информацию, представляющую для них опасность. Возникает страх в квадрате или в кубе, так называемая страхобоязнь или  фобофобия, теряется способность соразмерно контролировать свои тревожные чувства, формируются дефекты координации и стабилизации своих эмоциональных реакций.
      К примеру, стук в дверь у обычного ребенка вызовет простой интерес, а у тревожного ребенка, мысль о нападении опасных людей. Эти малыши еще с рождения, впрочем, также часто, как их родители, подвергаются постоянной бомбардировке преобладающих отрицательных эмоций, и это, без сомнения, только повышает риск развития невротических
расстройств.

Тревога всегда заразна и ядовита,
и первыми под удар инфекции
«тревожного волнения»
попадают дети.


      Кроме наследственности, в тревожных расстройствах большую роль играют соответствующие модели воспитания – «воспитание и обучение, пополам с тревогой, страхами и наказаниями».
      Обычно, «нормальные» детские страхи с течением времени без труда переживаются, и проходят. Повторная встреча с объектом или ситуацией страха самостоятельно, или с помощью взрослых, успешно осмысливается ребенком, и проблема благополучно разрешается. Например, страх шума кофемашины быстро улетучивается, когда ребенок видит, как отец весело и бесстрашно готовит себе кофе, или разрешает ребенку включить ее; ужас ревущего фена исчезнет быстрей, если мама позволит малышу поиграть с выключенным феном, или включить его, и т.д.
      Проблемы и сложности в прохождении и переживании нормальных детских страхов возникают, если ребенок изначально отличается повышенной чувствительностью и плохой адаптивностью, и не может самостоятельно «переварить» свой страх, а также, если он сам, либо  «помощью» родителей начинает избегать обстоятельств, сопровождающих страх. Уклонение от возможной тревоги, избегание ситуаций страхов являются одним из главных факторов углубляющих и консервирующих тревогу.
Бегство от страха, избегание опасности временно снижает или ненадолго совсем убирает тревогу, - это кажется для ребенка наилучшим решением проблемы. Но, коварство заключается в том, что такое уклонение от страха лишь усиливает социальную  неосведомленность и дезадаптацию ребенка, формирует у него, далекие от реалий, суждения и представления об окружающем  мире, якобы, полном опасностей и угроз, нестабильном и неожиданном. При этом, постоянное, навязчивое желание контролировать обстановку и прогнозировать события, сочетается у ребенка с острым ощущением своей беспомощности и неспособности адекватно влиять на ситуацию,  теряются даже малейшие шансы на обучение правильному реагированию в трудных ситуациях, вероятность формирования правильной коммуникации стремится к нулю.
      Застенчивый и боязливый малыш не играет с детьми в общей детсадовской компании, что временно приводит к снижению уровня его тревоги, и, кажется, тогда он находится в состоянии душевного комфорта. Однако, такая самоизоляция ребенка, лишь только, еще больше, ограничивает его потенциал контактов с другими детьми, и снижает вероятность получения достоверной информации об удовольствии совместных игр и радости общения.
      В итоге, непрерывное уклонение от ситуаций повышенной тревоги, избегание трудностей, судя по всему, неизбежно приводит развитию страха неудачи, неподготовленности к трудностям, сложностям в общении и познавательной деятельности. Обязательно, в этом случае, нарушается социальная адаптация, и страдает учебный процесс, возникает отторжение в среде ровесников и трудности контактов с воспитателями и учителями, что еще больше умножает степень тревожных расстройств, которые, в свою очередь, расширяют, и усиливают реакции избегания.
      Круг замыкается …

      Гиперопека, максимальное ограничение «опасных» контактов или стремление родителей к абсолютному исключению раздражителей, вызывающих страх и тревогу, устойчивое избегание людьми, близкими ребенку, тревожных событий и ситуаций, отсутствие адекватной эмоциональной помощи в момент угрозы, - все это генерирует у ребенка интенсивное, тревожное напряжение и развитие фобий.
      Высокотревожным родителям, нередко, для своего быстрого собственного успокоения,  легче решить проблему страха ребенка, отвлекая его с помощью нового страха, наказания или материального поощрения, таким образом, реакция детского страха неожиданно получает отрицательное или положительное подкрепление и усиление. Например, плачущий ребенок, потерявшийся в магазине, может получить от испуганной и рассерженной мамы в первые минуты встречи увесистый шлепок, обещание в следующий раз попасть в руки бандитов или дорогую игрушку в подарок.
      Ребенок часто подражает своим тревожным родителям, копирует их тревожное поведение, «заражается» родительской тревогой и страхами. В свою очередь, родители с повышенным уровнем тревоги, стараются оградить ребенка от повторных, реальных и мнимых опасностей, стремятся любой ценой предотвратить повторение ситуации, вызвавшей страх у ребенка. При этом, происходит естественное подкрепление реакции избегания и усиление фобии. Так, ребенку, который очень хочет и одновременно боится идти играть во двор с ребятами, убедительно предлагается удобная альтернатива домашнего  времяпрепровождения, - вероятность адекватного решения данной проблемы падает до нуля.
      Кроме этого, наоборот, встречаются, сплошь и рядом, оптимистичные, весело-толстокожие родители, которые усиливают и консервируют детскую тревогу, бодро подшучивая над своим трусоватым отпрыском, определяя детские страхи, как бабушкины сказки и завиральные идеи.
      В конце концов, в нашем обществе не являются редкостью жестконравные  и непреклонные родители, пытающиеся «вылечить» детские страхи, путем насильственного, повторного вовлечения ребенка в обстановку страха, и снова запальчиво толкающие малыша в ситуацию испуга.
      Схемы родительского поведения с преобладанием устойчивого ощущения опасностей и бегства от угроз внешнего мира, беспомощность в понимании детских огорчений, и неумение утешить ребенка в трудной ситуации, манипулирование обещанием разлуки («я тебя брошу, я уйду без тебя»), немотивированные наказания и другие воспитательные дефекты, неизменно приводят к развитию детского тревожного расстройства.

      И последний, но не менее важный, коренной элемент тревоги, - это внешнее наличие преходящих или постоянных, слабых или сильных эмоциональных напряжений и стрессов в жизни ребенка: выяснение отношений между мамой, папой, и бабушкой, развод родителей, конфликты в детсаде и школе, размолвки с друзьями, острые и хронические болезни, госпитализация и т.д. Кто-то из детей вполне успешно может «переварить» такие неприятности, а кто-то легко разворачивает классическую картину тревожного невроза.

      Варианты тревожных расстройств

Тревожные проявления многолики и разнообразны: постоянная или приступообразная, беспричинная тревога; навязчивые мысли и действия, тики; тревога, связанная с родительской разлукой, нахождением в детском коллективе, посещением общественных мест, встречей с незнакомыми людьми, нарушение сна,  утомляемость; трудности обучения, «летучие» боли в животе, голове, спине, ногах и т.д.
Тревожные расстройства,  вызванные разлукой, социальное тревожное расстройство, изолированные страхи, генерализованное тревожное расстройство, панические атаки, навязчивые состояния, постравматическое стрессовое расстройство….


Разлука – что может быть страшней?

«Когда ты волнуешься,
ожидая свою маму из магазина,
жди ее, как можно сильней и быстрей!»

Советы бывалого малыша

Тревожное расстройство у детей, вызванное разлукой

      Многие малыши первых 2-3х лет, в особенности грудного возраста, заметно волнуются, когда мама или другие близкие, с которыми они тесно связаны, вдруг кратковременно исчезают из их поля зрения. Легкая тревога в момент разлуки с близкими вполне нормальна, даже для детей более старшего возраста.
    Но если тревога становится чрезмерной и постоянной, нарушает социальное развитие, страх разлуки приводит к проблемам поведения и коммуникации, проявления явно выходят за возрастные рамки, и закрепляются надолго (один месяц и более)  – значит можно предполагать развитие тревожного расстройства детского возраста, вызванное разлукой.
     Тревожный ребенок постоянно волнуется, в его голове череда беспрерывных вопросов и мыслестрахов разлуки с родителями, абсолютно несоответствующих возрасту: «Как бы чего не вышло! Сейчас что-то будет! Когда же придет моя мама? А вдруг с ней что-то случилось? А если я потеряюсь, попаду в больницу или меня украдут бандиты? Такой ребенок не отпускает маму ни на шаг, порой, не отлипая от нее даже в ванной и в туалете. Спать в отдельной комнате – катастрофа, поход мамы в магазин – трагедия! Короткая разлука, или даже, предчувствие расставания, вызывают бурю отрицательных эмоций, сопровождающихся яркими  физическими жалобами (боли в животе, головные боли, кожный зуд, тошнота, головокружение…). Тревога и страх разлуки значительно усиливается во время болезни ребенка, родителей или членов семьи, при смене детсада, школы или во время переезда на новое место жительство.

      Варианты тревоги и страхов в связи с разлукой возможны самые разнообразные:
,
•    Полная невозможность для ребенка или неумолимый отказ, даже на секунду, расстаться с мамой, или близкими людьми, к которым ребенок привязан, отрицание даже самой мысли о допустимости остаться одному или с другими людьми
•    Сильнейшее внутреннее напряжение, значительный душевный дискомфорт и выраженная тревога во время разлуки или в момент ожидания расставания с домом или близкими людьми
•    Абсолютная недопустимость для ребенка или упорный его отказ спать не дома, в своей кровати, или при отсутствии человека, к которому ребенок привязан
•    Твердый отказ или сильнейшее нежелание идти в детский сад или школу, объясняемые невозможностью разлуки с близкими (не путать с другими разнообразными страхами школы и детсада!)
•    Устойчивые ночные страхи и кошмары, связанные с переживанием одиночества или потери близкого человека
•    Стойкие, неоправданные волнения о возможности потери близкого и упорное предчувствие возможной угрозы или несчастья для себя и жизни близких, покинувших ребенка, страх навсегда остаться одному (к примеру, тревога быть похищенным, опасение потеряться, боязнь невозвращения родителей, страх, что мама не заберет из садика и т.д.)
•    Повторные поведенческие реакции, возникающие в ожидании или во время расставания с домом или близкими людьми: капризы, раздражительность, апатия, утомляемость, депрессия, эмоциональная отгороженность, тики, навязчивости; заикание…
•    Повторные вегетативные и прочие субъективные расстройства, возникающие в ожидании или во время расставания с близкими людьми: нарушение аппетита и сна, головные боли и головокружение, обмороки, тошнота; ощущения жара, озноба, внутренней дрожи, кома в горле, тяжести в груди; чувство удушья, одышка, онемение и покалывания в руках и ногах, сердцебиения, учащенный пульс, боли в сердце и животе, нарушение стула и мочеиспускания.


    Тревожное расстройство детского возраста, вызванное разлукой, считается одним из самых частых среди всех тревожных расстройств, и выявляется примерно в 2-3% всех детей и подростков. Разумеется, среди них преобладают дети дошкольного возраста, вполне возможно, чаще у девочек. Среди факторов, повышающих вероятность тревожного расстройства, вызванного разлукой, доминирует конституциональная тревожность ребенка, гиперопека  и родительская гипертревожность, а также
неумение родителей адекватно помочь ребенку в трудной ситуации и манипулирование угрозой разлуки («я тебя брошу, я уйду без тебя»).
    Тревожное расстройство в связи с разлукой нельзя назвать временной трудностью детского роста. Известно, что в одной четверти-трети случаев при этом развивается генерализованное тревожное расстройство, а у 20-30 % детей с тревогой разлуки, в дальнейшем развиваются депрессивные реакции. Также возможно, что тревожное расстройство детского возраста, вызванное разлукой, заметно усиливает  риски  развития тревожных расстройств,  депрессивных реакций, а также специфических фобий и панических атак у взрослых.