ДЕТСКАЯ НЕВРОЛОГИЯ, ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХИАТРИЯ

ДЕТСКАЯ НЕВРОЛОГИЯ, ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХИАТРИЯ

☼ Это территория здоровых нервов и спокойных мозгов! Необходимая информация для родителей из первых рук, работает по принципам доказательной медицины и здравого смысла




А ВЫ это знали?? «Среди дошкольников психические аномалии развития - 60% от общего числа учащихся, у школьников – 70-80%», – из выступления директора Центра психиатрии и наркологии им. Сербского Зураба Кекелидзе на пресс-конференции, посвященной Всемирному дню психического здоровья 9 октября 2015г. (ТАСС и РИА Новости)

ТРЕВОЖНЫЕ РАССТРОЙСТВА И СТРАХИ У ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ (5)


Навязчивости, навязчивые мысли, навязчивые действия, обсессивно-компульсивное расстройство



      Многие дети в раннем возрасте пребывают в лучшем душевном равновесии, имея определенные ежедневные последовательности действий и ритуалы, испытывают больший комфорт в устойчивом режиме дня, - это обычное дело, и не считается патологией. Такие элементы навязчивого поведения вполне нормальны для раннего детского возраста, максимальных проявлений они набирают в 2-4 года, не сопровождаются чрезмерностью и болезненностью, не сочетаются с тревогами и страхами, и с возрастом стабильно исчезают.
Навязчивые состояния относятся к тяжелым тревожным расстройствам, нарушающим жизнь, - это невротическое (обсессивно-компульсивное) нарушение, для которого типичны разнообразные навязчивые мысли, идеи, побуждения, импульсы (обсессии), движения и действия (компульсии), в сочетании с тревогами и страхами.
   
      В общем и целом, навязчивые мысли, побуждения, действия и поступки, тревоги, страхи чрезвычайно тесно связаны друг с другом, и характеризуются сплошным взаимопроникновением, образуя единый сплав особого тревожного расстройства.
Постоянные навязчивые мысли и действия мешают нормальному «прохождению» тревоги, адекватному «перевариванию» страхов, искажают развитие личности. Субъективные переживания при навязчивостях значительно отравляют жизнь ребенка и его близких людей, они практически всегда, крайне выражены, и тягостны для ребенка,
      Парадоксально, но навязчивости одновременно являются плодами и корнями тревоги, концом и началом тревожного расстройства, они – «добро и зло», они ненадолго снижают тревожность, и в тоже время усиливают ее, они временно ослабляют боязнь, но порождают новые страхи, они неприятны-нежеланны для ребенка, но неконтролируемы, и непреодолимы для него.
      Некоторые отличия встречаются у детей дошкольного возраста и первоклассников, - у них навязчивые движения и действия могут регистрироваться изолированно, не сочетаясь с навязчивыми мыслями и  побуждениями.
      В среднем, невроз навязчивых состояний у детей (обсессивно-компульсивное расстройство) встречается у 1-3% всех подростков, типичный возраст начала 10-12 лет, иногда в 7-8 лет, в последние годы не считаются редкостью навязчивые состояния у 4-6 летних малышей.  Считается, что в детском возрасте навязчивости преобладают у мальчиков, у взрослых заметной разницы нет.
      Предполагаются умеренные генетические риски навязчивостей (обсессивно-компульсивного расстройства), гораздо чаще у ближайших родственников такого ребенка встречаются навязчивости; в некоторых семьях невроз навязчивых состояний «бережно» передается из поколения в поколение. В некоторых случаях, учитывается также и возможные связи навязчивых действий с определенной структурной патологией головного мозга (нейроинфекции, травмы, метаболические и гипоксические церебральные поражения). Такие навязчивые действия анализируются в контексте двигательных нарушений неврологического происхождения.
      Невроз навязчивых состояний у детей (обсессивно-компульсивное расстройство) часто имеет хроническое течение (порой, много лет), и отличается  высокой степенью сочетания, совмещения с другими тревожными расстройствами, а также депрессивными реакциями и СДВГ.
      Важный факт, примерно в половине случаев и более, невроз навязчивых состояний у детей приводит к расстройству социальной адаптации и учебного процесса, значительно снижая жизненный комфорт ребенка и его семьи.

Обсессии - от лат. obsessio - обложение, осада, блокада, преграждение;
Компульсии - от лат. compello — побуждать, принуждать, заставлять;
англ. compulsive - насильственный,  навязчивый, принудительный; обязательный.


      Неотступные и повторяющиеся навязчивые мысли, идеи, представления, воспоминания, побуждения, вопросы, мысленные импульсы и образы (обсессии) – это не обычное, излишнее волнение, связанное с реальными трудностями. И это не навязчивые страхи (фобии), хотя сходство, несомненно, есть.
Чаще всего, навязчивые мысли у детей проявляются в сфере личной безопасности: назойливый образ опасных микробов возникает снова и снова, прилипчивая мысль крутится в голове, как обрывок песни на заевшей граммофонной пластинке.

      Навязчивый счет окон по дороге в школу, назойливое складывание цифр в автомобильных номерах, навязчивый поиск «счастливой» марки или цвета авто, числа приносящие счастье или несчастье, назойливые представления о точности и симметрии, чрезмерная озабоченность домашним порядком и чистотой, и так далее и тому подобное…
      Такие навязчивости всегда воспринимаются как ненормальные, назойливые и прилипчивые, навязчивые мысли появляются непроизвольно, то есть, мысленные импульсы и образы, идеи и побуждения приходят без приглашения, «нагло влезают» в размышления ребенка, не считаясь с его желаниями в данный момент времени. Содержание навязчивых образов и мыслей обычно очень конкретно и постоянно, сюжет навязчивости вполне определен, и довольно редко подлежит изменению.
      Безусловно, нашествие навязчивостей, вызывая ощущение непреодолимости и потери самоконтроля, создавая напрасность и нелепость, беспричинность и бесполезность, инородность и бессмысленность своих волнений, обязательно порождает новую тревогу и отрицательное эмоциональное напряжение.
      Вторжение навязчивых мыслеобразов, воспоминаний и побуждений может протекать волнообразно, наплыв навязчивостей обостряется в определенных условиях, в конкретной обстановке (знакомая мелодия или пробуждает навязчивое воспоминание, выступление у доски вызывает теребление уха и т.д.).
      Навязчивые мысли насквозь пропитаны сильнейшими переживаниями, они не объяснимы с позиции здравого смысла, и не связаны с обычной мыслительной деятельностью, поэтому ребенок (или подросток) не способен навсегда, или временно, волевым усердием, самостоятельно избавиться от навязчивых мыслей и образов.
Вместе с тем, ребенок (или подросток) полностью осознает, что его глупые, непрошенные мысли и абсурдные навязчивые побуждения не «пришли снаружи», не проникли из окружающего мира, а появились в процессе его личных размышлений, его собственного мыследелания.
      Одновременно с появлением навязчивых мыслей и побуждений, зачастую начинается и борьба  с ними, возникает твердое желание избавится от назойливых мыслей, задушить в корне неадекватные побуждения, или, хотя бы, ослабить или временно парализовать навязчивые мысленные импульсы и образы посредством других размышлений или определенных мыслей. Постоянная война с навязчивостями не приводит к успеху, но усиливает тревогу, лишь вызывая новые печальные эмоции.
      Иногда, здравое намерение уничтожить докучливые мысли постепенно само превращается в неотступное, назойливое желание, формируется устойчивая необходимость в непрерывном противоборстве своим навязчивостям, так рождается новая навязчивость, еще один круг замыкается, жизнь снова усложняется …

      Компульсии (не путать с тиками или стереотипными двигательными расстройствами!) – это неотступные и повторяющиеся навязчивые движения, действия, поступки, манипуляции, ритуалы, которые, будто бы, должны убрать или ослабить тревогу, стряхнуть отрицательное эмоциональное напряжение, или предупредить возможную реальную или мнимую опасность. Практически всегда, навязчивые движения и действия плохо управляются разумом, или вообще, не контролируются, осмысление их непреодолимости и неизбежности ведет лишь только к накаливанию ощущений, даже временный отказ от реализации навязчивой программы вызывает значительное усиление внутренней напряженности и углубление тревоги.

      Обычно, навязчивые движения и действия являются продуктом или следствием постоянных надоедливых мыслей и побуждений, то есть, они не связаны с реальными опасностями, или это связь очень слабая, а навязчивые действия с целью нейтрализации возможной угрозы, значительно превышают границы необходимого. При этом, ребенок (или подросток) понимает, что его навязчивые действия не управляются внешними силами, а вынужденно им выполняются, следуя определенным, искусственно придуманным требованиям и правилам, либо возникают в процессе его невольной противотревожной реакции на доставучие и неотвязные мысли (обсессии).                   Интересно, что иногда, вначале, навязчивые действия и поступки кажутся вполне благоразумными, но это видимость быстро исчезает.
      Чаще всего, навязчивые действия и движения проявляют себя в сфере личной безопасности: повторное мытье рук, тела и чистка зубов, проверки дверного замка или включенного электроприбора, притопывание перед переходом улицы.  Убирает или ослабляет тревогу, снимает эмоциональное напряжение, «предупреждает опасность» типичные повторяющиеся действия и движения: повторное сплевывание при выходе на улицу, особые ритуалы прохода через двери, точное количество дотрагиваний  до определенных предметов, наступание (или, наоборот, перешагивание)  на  трещины в асфальте или тротуарной плитки; подсчет вслух ступенек в подъезде, постоянное наведение порядка на столе в определенной последовательности, расположение своих главных игрушек в определенном месте и четкой последовательности, перед тем, как лечь спать, и так далее и тому подобное…
      Довольно часто встречается соединение и взаимопроникновение различных страхов, навязчивых действий и поступков. Например, девочка, которая сначала боялась заболеть и тревожилась по поводу микробов на руках, начала трижды мыть руки перед едой, затем троекратное мытье рук стало повторяться при любом сильном волнении, затем появилось троекратное повторение других ритуалов: три раза дотронуться до левого уха перед едой, трижды кашлянуть перед любой просьбой, трижды поправить заколку перед входом в класс, разложить свои вещи в стопки по три, и т.д.

      Вне всякого сомнения, в определенные периоды жизни эти навязчивые движения и действия ощущаются, как неадекватные, беспричинные и назойливые, необъяснимые с позиции здравого смысла, еще больше усиливающие  тревогу и отрицательное эмоциональное напряжение, порождая ощущение потери контроля и непреодолимости. И тогда начинается жестокая битва с ними, возникает непреклонное намерение избавится от навязчивых действий, вырвать их с корнем или, хотя бы, на время ослабить навязчивые движения, посредством других манипуляций или определенных размышлений.
      Таким образом, изначально благоразумное желание справиться с навязчивыми движениями постепенно переходит в неотступное, назойливое стремление к постоянной борьбе с навязчивыми действиями, рождаются другие навязчивые мысли, побуждения, манипуляции, так формируется новые навязчивости, еще один круг замыкается, жизнь снова усложняется …